Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

lightning

Евгений Комаров и Вадим Зюзин "Крымский пейзаж"

Оригинал взят у stepbystep_hdr в Евгений Комаров и Вадим Зюзин "Крымский пейзаж"



10 февраля 2013 в Харькове состоялось самое яркое за последние несколько лет фотособытие - открытие фотовыставки Евгениия Комарова и Вадима Зюзина "Крымский пейзаж" фотохудожников народного фотоклуба "Ялта".

Основная задача выставки – знакомство с творчеством ялтинских фотохудожников Евгения Комарова и Вадима Зюзина, показать харьковчанам красоту и неповторимость природы Крыма. В каждый снимок вложены чувства художника, переживания, эмоции. На этих фотографиях – сиюминутные и восхитительные моменты, в них сама жизнь.

В фотовыставке представлено около 60 пейзажных работ.

Народный фотоклуб «Ялта» известен в фотографическом движении мира. С 1985 года клуб принимает участие в международных фотовыставках Европы, Америки и Азии. За 49 лет авторы участвовали более чем в 1000 выставках, на которых было представлено около 4 500 работ и получено около 500 наград. Фотоклуб объединяет 40 любителей фотоискусства города Ялта.

Организаторам выступило творческое объединение «ФотоАрт», в которое вхожу и я. Сразу хочу выразить огромную благодарность авторам Евгению Комарову и Вадиму Зюзину за то, что они согласились принять участие в таком фотособытии и лично приехали в Харьков, а также Алексею Самойленко, который притащил авторов в Харьков.

Всех приглашаю на выставку, которая проработает до 10 марта 2013.

Выставка работает: 10 февраля – 10 марта 2013
Место проведения: г. Харьков, Еврейский культурный центр «Бейт Дан» (ул. Тобольская, 46)
Время работы выставки: каждый день с 10:00 до 19:00 (кроме субботы)
Вход свободный

Кто не знает, Евгений Комаров - это патриарх украинской фотографии(в этом году ему исполняется 80 лет) и является, не побоюсь этого слова, самым титулованным фотографом Украины. Для меня это была огромная честь познакомится и пообщаться с Евгением Ивановичем.


Collapse )
Всем Харьковчанам и гостям города рекомендую посмотреть эту прекрасную выставку.

Кому несложно, пожалуйста, распространите информацию о выставке
lightning

Фантастические картины Георгия Курнина

Наткнулся сегодня на картины Алексея Архиповича Леонова и вспомнил еще об одном замечательном художнике Георгии Ивановиче Курнине, альбом с картинами которого у меня был еще с детства.



Collapse )
lightning

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА: спасение или погибель?

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА: спасение или погибель?

КИРИЛЛ ЭМИЛЬЕВИЧ РАЗЛОГОВ

Критерии оценки произведения
Вначале мне бы хотелось остановиться на вещах академических, потому как для того, чтобы понять, что такое массовая культура, недостаточно просто знакомиться с ней сегодня: есть в «Макдональдсе» или в китайских ресторанах, смотреть голливудские картины или телесериалы, - нужно понять, что лежит в ее основе.
В том мире, в котором мы сегодня живем, господствует глобально-массовая культура. Более того, я полагаю, что для многих современных образованных людей глобальная массовая культура, очевидно, противостоит университетской традиции и всем тем ценностям, которые связаны с классическим университетским образованием. А для некоторых эта глобальная массовая культура является не только господствующей, но и единственно возможной. Я это понял сравнительно недавно, читая курс «Современный кинопроцесс» в Институте европейских культур при Российском гуманитарном университете. Одна из моих студенток на первой же лекции задала мне вопрос: «А разве существует какой-либо другой критерий оценки качества фильма, кроме кассового успеха?» То есть для нее и для ее поколения уже единственный критерий оценки качества фильма - это кассовый успех либо же производная от него - количество потраченных миллионов долларов. Как говорит один молодой российский критик, «если я не вижу в фильме миллиона долларов бюджета в каждом кадре или в каждую секунду, то этот фильм мне не интересен». Учитывая, что российские картины имеют миллион долларов на 25-30 минут, то, соответственно, ни одна из них априори не может быть ему интересна, равно как и украинские, где миллион долларов приходится на 25 фильмов.
Для моего поколения рассматривать как критерий качества сумму затраченных или полученных денег просто не представляется возможным. Прежде всего я должен посмотреть ленту и только затем сказать, хороша она или нет. Более того, если фильм собрал много денег, то я как критик изначально смотрю на него как на плохое произведение (скорее всего плохое, потому что есть исключения). А если он собрал мало денег, то я склонен относиться к нему как к хорошему произведению. И здесь мы вступаем в ту сферу, где классическая культура, а точнее постклассическая, сталкивается с культурой массовой.
Условно говоря, для постклассической традиции двадцатого века характерно следующее: высший критерий качества произведения - это признание его шедевром со стороны автора, тогда это абсолютный шедевр. Если наряду с автором произведение признается шедевром членами его семьи, это уже несколько меньший шедевр. Если оно признается шедевром со стороны того общества, в котором живет автор, в частности его друзьями, это еще меньший шедевр, Если же произведение признается шедевром советом художественного направления, к которому принадлежит автор, это просто хорошее произведение, а если оно признается великим произведением со стороны массовой аудитории, это заведомо плохое произведение.
Вот эти две системы оценок сталкиваются между собой, как сталкиваются две противоположные интеллектуальные традиции. И для того чтобы понять, почему это происходит, нужно заглянуть в историю, и не только в историю кино - необходимо обратиться к тому времени, когда этого вида искусства еще не существовало.
Исторические параллели
Можно сказать, что на рубеже XIX-XX вв. произошла своеобразная смена парадигм в развитии культуры. Она привела к тому, что все ценностные ориентации, которые характеризовали классическую культуру, так или иначе были поставлены год сомнение. Это случилось не одномоментно, а происходило на протяжении достаточно длительного периода времени -где-то приблизительно на протяжении века.
Был такой сходный с периодом перехода от XIX к XX веку период перехода от преимущественно церковного искусства к преимущественно светскому. Это эпоха Возрождения в Европе, чуть позже она пришла в Россию,а затем и Юго-Восточную Азию. Что же произошло в эпоху Возрождения? В принципе, средневековая культура была едина для населения если не всего земного шара, то во всяком случае определенного региона. Центром этой культурной жизни являлась, естественно, церковь. Церковный приход был тем местом, где люди общались между собой, устанавливали свои нормы поведения, свои традиции.
В советское время, в общем-то, нельзя было хвалить церковь, хотя в искусствоведческом отделении МГУ, где я учился, храмы как бы возвеличивались до беспредела, говорили, что церковь в эпоху средневековья была одновременно и концертным залом - там звучала музыка, и выставочным залом - там были произведения изобразительного искусства, и библиотекой - поскольку там читалась единственная книга, которая имела значение, и производные от нее. И вот еся культурная жизнь основной массы населения концентрировалась в церкви, если это был христианский ареал, в мечети, если мусульманский, и в синагоге, если это была иудейская культура. И все, собственно говоря, искусства автономного, самостоятельного существования тогда не имели.
И вот в XVI, XVII, XVIII вв. произошел постепенный перелом, когда появились нецерковные формы творчества. Конечно, они существовали и раньше - существовала народная культура, существовали дома, которые люди строили в соответствии со своими эстетическими нормами и представлениями. Но это заведомо была периферия, главная архитектура была храмовая, главная музыка - храмовая, главная живопись - храмовая.
В период Возрождения постепенно искусство переходило на стадию секуляризации, возникала светская культура, и на место икон приходили, скажем, пейзажи и портреты, на место церковной музыки - танцевальная, на место церковной архитектуры - архитектура дворцов и поместий и т. д.
Если обратиться к работам теологов, которые оценивали эту культуру, то они говорили приблизительно следующее: «Все, что не связано с церковью, не может иметь какую бы то ни было духовную ценность. Светская культура враждебна, она - дьявольское, демоническое порождение, потому нужно избавиться от нее, уничтожить ее!» Более реалистические умы, в том числе и в теологии, думали иначе: «Да, наверное, светская культура нужна. Раз люди заказывают себе дворцы, наверное, их нужно строить красиво. Если людям нужна музыка для чего-то, что происходит за пределами церкви, пусть она существует. Если кто-то любит смотреть на пейзажи и портреты, пусть будут пейзажи и портреты. Но не будем забывать, что это второстепенное искусство. Оно заведомо хуже того, которое создается в рамках церкви, ибо только церковное искусство и искусство вместе с религией показывает подлинные пути к спасению человечества».
Приблизительно так в советское время утверждалось, что любое советское произведение лучше любого зарубежного априори, поскольку оно социалистическое. И если вспомнить, как оценивалась развлекательная культура в XX в., в том числе и у нас в стране, то формулировки были практически идентичные. Авторы на страницах «Литературной газеты» писали: «Да, конечно, развлекательная музыка нужна, нужна эстрадная музыка, раз люди это слушают, нужна поп-музыка, раз молодежь это любит. Да, конечно, нужны развлекательные фильмы и телевизионные программы. Но не будем забывать о том, что они ни в какое сравнение не могут идти с шедеврами русской классической литературы, которая единственно указывает пути спасения человечества». И это при том, что культура нового времени, начиная с XVI в., была преимущественно светской, а не церковной!
Развлекательный характер современной культуры
Современная культура главным образом развлекательная. Американцы под словом «entertainment» подразумевают примерно то же самое, что и европейцы под словом «культура». Высшие достижения современной культуры связаны вовсе не с русской классической литературой и не с попытками подражать ей, а с теми новыми формами развлекательного творчества, в которые втягиваются таланты в силу того, что там больше платят - это один из самых главных критериев! Кроме того, там интереснее, там живее атмосфера, ты ощущаешь пульсацию реальной жизни, а не находишься в состоянии отшельника, который удаляется в Оптину пустынь и думает о вечном, там ты не чувствуешь себя Иммануилом Кантом в соответственно ныне российском городе Калининграде, но являешься полноправным участником культурной жизни. И поэтому талант автоматически притягивается именно туда, где эта культурная жизнь бурлит. Опять-таки повторяю, что это произошло не одномоментно, и этот процесс я хотел бы немножечко пояснить.
Неразрешимые проблемы читающей и пишущей публики
Царство классической культуры началось в эпоху Возрождения и закончилось где-то в конце XIX в. Это была культура, которая преимущественно существовала - и это очень важно понять - в рамках, как говорили в России, читающей и пишущей публики. То есть были люди, умеющие читать, и люди, умеющие писать (их было относительно немного). Они устанавливали между собой табель о рангах: это произведение хорошее, это - похуже, а это - абсолютный шедевр. И собственно говоря, культура нового времени формировалась в кругу этого сословия, именуемого интеллигенцией.
Теперь зададим себе вопрос, а сколько было этой читающей и пишущей публики? К середине XIX в. на земном шаре существовало приблизительно 5% грамотных людей. Из них приблизительно 1% были в состоянии прочесть роман «Война и мир», или «Тесс из рода д'Эрбервиллей», или роман Бальзака. Значит, все эти ценности имели значение в рамках 1% населения - и это согласно самым оптимистическим оценкам того времени. Но возникает следующий вопрос: а что же происходило со всеми остальными 99% населения? А все остальные спокойно жили в своей церковной культуре абсолютно так же, как и в средневековье.
И вот всегда, когда более продвинутые сообщества сталкиваются с менее продвинутыми, возникают неразрешимые проблемы, подобные тем, с которыми мы столкнулись в Афганистане или президент Буш - в Ираке. Когда люди, завоевывающие эти территории, пытались обратиться к населению, они использовали традиционные методы: газеты, радиопередачи, телевизионные программы. И тут выяснялось, что это доходит до 1% населения, то есть до читающей и пишущей публики. Единственный путь достучаться до остального населения лежал через муллу, через мечеть. Таким образом, всегда существует определенный дисбаланс между классической культурой для образованных людей и прочей культурой для основной массы населения.
Кризис классической культуры
Напомню, что к концу XIX в. классическая культура пережиаала кризис, он довольно хорошо описан в различных книгах по истории искусств. Причем он отлично прослеживался и в изобразительном искусстве, и в литературе, и в музыке, и в театре. Перелом этот связан был с изобретением фотографии, а также с изменением характера изобразительного и литературного творчества.
Классическое изобразительное искусство базировалось на так называемой перспективе Возрождения, т. е. перспективе с одной точкой схода, согласно которой предметы, расположенные дальше от нашего глаза, изображаются меньшими, чем те, что находятся ближе к наблюдателю. Напомню, что средневековое искусство основывалось на обратной перспективе: чем больше значение того или иного персонажа, тем крупнее он изображается, независимо от того, на каком расстоянии он расположен от зрителя.
Перспектива Возрождения так или иначе господствовала в изобразительном искусстве с XVI по конец XIX в., ее аналогом в литературном творчестве было объективистское описание того, что происходит вокруг. Роман - высшая форма искусства XIX в. - писался как жизнеподобное описание объективно происходящих событий. Классическое изобразительное искусство XIX в. отражает мир таким, каким его видит глаз, и одновременно таким, как его понимает мозг. Кризис в изобразительном искусстве разразился в 1870 г., когда была организована первая выставка импрессионистов.
И тут для многих стало очевидным, что глаза видят совсем не то, что знает мозг, они видят не предмет, а сочетание цветов и освещения. Они видят одни и те же предметы в разное время суток по-разному. В результате стала разлагаться единая классическая изобразительная форма, которой обуславливались перспективы изображения. Дальше это разложение ведет от импрессионизма к постимпрессионизму и пуантилизму, когда художники пишут отдельными точками красок, которые лишь на расстоянии передают форму предмета, а затем и к кубизму, в котором пишут не то, что видит глаз, а то, что знает мозг. Мозг знает, что на стул можно посмотреть с разных точек, и художник на холсте сопоставляет все эти ракурсы одного и того же стула. Глазом их увидеть нельзя, зато умозрительно можно себе представить. Дальше подобный подход ведет к абстрактному экспрессионизму, к супрематизму Малевича, а реалистическая форма остается привилегией фотографии, которая продолжает отражать мир так, как его видит один глаз в перспективе Возрождения.
Аналогичный процесс происходит и в литературе. На смену объективистскому повествованию приходит литература потока жизни, с одной стороны, т. е. описание предметов и явлений в том порядке, в каком они чередуются перед нашими глазами, и потока сознания - с другой, т. е. описания того, что происходит в нашей голове (вспомните романы Марселя Пруста, Джеймса Джойса и др.). На смену повествовательной литературе как основному виду искусства приходит поэзия, в том числе символическая.
На рубеже XIX-XX вв. в результате разложения классической формы возникает новое искусство, так называемый модернизм, правда, вначале предмодернизм, потом модернизм, а затем постмодернизм - каждый из этих периодов занимает приблизительно 50 лет, т. е. два поколения, (Поколение социологами исчисляется как 25 лет не потому, что люди живут по 25 лет - сейчас они живут значительно дольше, а потому, что считается, что человек 25 лет учится, 25 лет командует жизнью и 25 лет уходит на пенсию). Таким образом, поколения чередуются каждые 25 лет. Соответственно, предмодернистский период охватывает время с 1870 до 1920 г., классический модернистский - 1920-1970 гг., и постмодернистский, в котором мы сейчас живем, это 1970-2020 гг. Некоторые утверждают, что он уже кончился, но на мой взгляд, у него еще есть резерв лет на пятнадцать.
«Искусство каст» и массовое искусство
Новое искусство базировалось на своеобразной гипертрофии определенных черт классической культуры, в частности кантианской эстетики, которая требует эстетической дистанции, незаинтересованности и эстетического переживания. Испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет, обладающий удивительным даром дидактизма, говорил, что новое искусство будет искусством каст, а не демократическим искусством, искусством для художников, а не для массы людей. Собственно говоря, вот этот перелом, этот переход от классического искусства к новому и был переходом к искусству не для массы людей. Новое искусство требовало определенного художественного образования. У Хосе Ортеги-и-Гассета помимо его знаменитой книги «Восстание масс», направленной против массовой культуры, есть несколько таких классических примеров, где он иллюстрирует, что такое настоящее искусство, в отличие от ненастоящего.
Один из них давно уже стал хрестоматийным: отношение к умирающему со стороны родственника, врача и художника. У постели умирающего родственник сопереживает ему и рыдает, поскольку умирает близкий человек. Врач ждет, когда он наконец умрет, чтобы совершить вскрытие и понять, почему он умер, поскольку он относится к нему как к объекту науки. Ну а художника при этом волнует, откуда падает свет и как цвет покрывала соотносится с цветом лица умирающего, цветом стены, каким образом освещение придает этому эстетическое звучание. И, собственно, по Канту, сопереживание умирающему есть не эстетическое переживание, а переживание непосредственное. Эстетическое же переживание характерно только для художника.
Ну и второй пример, тоже хрестоматийный, когда Ортега-и-Гассет говорил об искусстве как об аналоге стекла. Когда стекло прозрачно и ты видишь пейзаж - это почти не искусство, ты не чувствуешь художника между собой и пейзажем. Но по мере того, как стекло становится матовым, запотевает или обрастает рисунками морозной зимы, ты понимаешь, что художник - это некая самостоятельная величина, хотя по-прежнему видишь сквозь стекло пейзаж и каким-то образом воспринимаешь его. Но настает такой момент, когда наконец ты видишь только стекло, а пейзажа не видишь вообще, хотя понимаешь, что наверное где-то он там существует - вот это и есть подлинное искусство, искусство для художников, а не для массы людей. И тут присутствует тот самый прогноз, который после столь длительного предисловия и приводит нас к понятию массовой культуры.

(Продолжение следует...)